ЛиК №6. - 2018.

Иосиф РАЙСКИН

АЛЛИЛУЙЯ  ЛЮБВИ!

«Юнона и Авось» Алексея Рыбникова.

 

​​​
 

Алексей Львович Рыбников – Народный артист РФ , Лауреат Государственной премии РФ, Кавалер ордена Святого Благоверного князя Даниила Московского, Кавалер ордена Дружбы, Ордена Почёта, Ордена «За заслуги перед Отечеством» IV степени, Лауреат национальных премий «Ника», «Золотой Овен», «Золотой орел», «Кинотавр» и ряда других премий… В 1917 году Рыбников возглавил Совет Союза композиторов России.
Но выше любых званий и наград признание миллионов. Автор музыки к десяткам кино-и- телефильмов (назову для примера хотя бы один из них –Тот самый Мюнхгаузен), музыки к мультфильмам для детей, рок-оперы Звезда и смерть Хоакина Мурьеты пользуется заслуженной популярностью в широчайшей аудитории.
«Юнона и Авось» – самая известная рок-опера на российской сцене; ее авторы – композитор Алексей Рыбников и поэт Андрей Вознесенский. Премьера  спектакля состоялась в 1981 году в Москве на сцене театра Ленкома. И вот уже более 30 лет «Юнона и Авось» идет с неизменным успехом. Опера стала судьбоносной для композитора.
Режиссера Марка Захарова однажды заинтересовали музыкальные импровизации Алексея Рыбникова на темы православных песнопений. Не сразу, но интерес этот привел к созданию рок-оперы. Поэма Андрея Вознесенского «Авось» повествует о реальных событиях – путешествии русского государственного деятеля графа Николая Резанова и встрече его с юной Кончитой Аргуэльо, дочерью коменданта Сан-Франциско.
Николай Резанов (1764 – 1807), один из руководителей русской кругосветной экспедиции на двух парусниках «Юнона» и «Авось», в 1806 году прибыл в Калифорнию, чтобы пополнить запасы провианта для русской колонии на Аляске. Между 42-летним Резановым и 16-летней Кончитой вспыхнула любовь, они обручились. Резанов вернулся на Аляску, а затем поспешил в Санкт-Петербург, чтобы хлопотать при дворе императора о разрешении на брак с католичкой. В долгой дороге он тяжело заболел и умер в Красноярске в возрасте 43 лет. Кончита долго не хотела верить в смерть жениха. Лишь спустя тридцать пять лет, когда английский путешественник Джордж Симпсон, прибыв в Сан-Франциско, сообщил ей подробности гибели Резанова, она дала обет молчания и приняла монашеский постриг в монастыре в Монтерее. Только через два века влюбленные соединились: осенью 2000 года горсть земли с могилы Кончиты и розу привезли в Красноярск, чтобы возложить к белому кресту, на одной стороне которого выбиты слова Я тебя никогда не забуду, а на другой – Я тебя никогда не увижу. Слова поэта, вызвавшие к жизни один из самых знаменитых хитов композитора:

Ты меня на рассвете разбудишь,
Проводить необутая выйдешь.
Ты меня никогда не забудешь,
Ты меня никогда не увидишь.

Заслонивши тебя от простуды,
Я подумаю: Боже Всевышний,
Я тебя никогда не забуду,
Я тебя никогда не увижу…

Пронзительный «романс о влюбленных» сделался визитной карточкой Рыбникова. Знакомство с музыкой оперы убеждает в том, что она пронизана подлинно религиозным духом. И не одними молитвами – православными  «Услыши мя, Господи», «Со святыми упокой…», «О, Пресвятая Дева, Мати» или католическими «Miserere mei Deus» , «O, Mater beatissima Virgo Maria» – но гимном неумирающей любви (евангельское: «Бог есть Любовь»), гимном ее чудесному воскрешению. Запечатленные в слове и музыке, влюбленные обретают вечность. Заключительный хор – обращение к современникам:

Жители ХХ-го столетия!
Ваш к концу идет ХХ-й век!
Неужели вечно не ответит
На вопрос согласья человек?
                        
Две души, несущихся в пространстве,
Полтораста одиноких лет,                          
Мы вас умоляем о согласьи,
Без согласья смысла в жизни нет.
 
Аллилуйя возлюбленной паре!
  Мы забыли, бранясь и пируя,                        
Для чего мы на землю попали –                         
   Аллилуйя любви, Аллилуйя!      

Не случайно первое публичное прослушивание оперы состоялось в декабре 1980 года в церкви Покрова в Филях. При записи фонограммы на всех клавишных инструментах играл сам композитор. А дальше в очередной раз пришлось сражаться с чиновниками, посчитавшими «Юнону и Авось» … «идеологической диверсией»  . Их не устраивало  «выпячивание религиозной линии», им казалось странным, что «главный герой надежды на счастье связывает с Америкой». Не говоря уже о том, что сам жанр рок-оперы был под подозрением.  Но Марку Захарову каким-то чудом удалось отстоять спектакль. По воспоминаниям Андрея Вознесенского, перед прохождением пресловутой «идеологической комиссии» Захаров вместе с ним отправился в Елоховский собор, где они поставили свечи у иконы Казанской Божьей Матери (упоминаемой в либретто оперы). Три освященных иконки они привезли в театр и воодрузили в гримерке на столиках исполнителей главных ролей – Николая Караченцова (Резанов),  Елены Шаниной (Кончита) и Людмилы Поргиной (голос Богоматери); последняя была стыдливо означена в программке, как «Женщина с младенцем». Премьера в Ленкоме 9 июля 1981года, прошедшая с огромным успехом, положила начало длящейся уже более трех десятилетий жизни замечательного произведения. В оригинальной авторской версии «Юнона и Авось» звучала и в других театрах в России и за рубежом. Вот лишь немногие из восторженных откликов прессы.

«Грохот, сотрясавший подмостки Московского театра имени Ленинского комсомола был настолько громким, что смог бы поднять из гроба основателя Советского Союза в его кремлевском мавзолее. … Тяжелый рок триумфально взял ленинскую сцену… “Юнона и Авось” стала дерзким сочетанием ритмов хард-рока, мерцания мелодий в народном стиле и песнопений православной русской церкви»   (Москва поет «Аллилуйя». Time magazine, 20.07.81).

«Рыбникову удается прежде всего синтез, соединение трудносоединимых элементов. И получается у него не эклектический набор идей, а талантливо организованный музыкальный сплав, знаменующий собой новое качество» (Советский экран, 1982).

«Самое удивительное – видеть парижан, выходящих с мелодиями рок-оперы на устах, c мелодиями, неведомыми им накануне. С мелодиями, которые вас больше не оставят» (France Soir, 23.11.83).

«Музыка Рыбникова милосердна, она помогает людям почувствовать себя жителями вселенной, переноситься в иные эпохи, воскрешать угасшие голоса... Она открывает окно надежды… Когда нравственная слепота не застилает взгляд для всего светлого и живого, когда душа свободна от рабства и помыслы чисты» (Огонек, № 50, 1987).

«В музыке удачно сочетаются отголоски церковных песнопений, городской романс, ярко выраженный рок – словом все, что берет за душу, и могучая заключительная “Аллилуйя”, наверняка, вызывает слезы не только у москвичей» (Tages Zeitung, 07.07.88)

«Юнону и Авось» вслед за композитором многие критики полагают оперой-мистерией, возрождающей в современных ритмах старинный средневековый жанр. «После нее, – говорит Рыбников, – все темы, кроме духовной, мне перестали быть по-настоящему интересны. Да, я писал музыку к разным фильмам, но основное свое внимание обращал именно к духовным мотивам. “Литургию оглашенных”, “Воскрешение мертвых”, Шестую симфонию (ее премьеру блистательно провел Валерий Гергиев в июне 2008 года) я написал после “Юноны”– для меня она явилась поворотным пунктом. Как раз в “Юноне” мне что-то открылось. Тема веры стала определяющей во всем, что я делаю».
В июле 2009 года «Юнона и Авось» в авторской версии звучала на театральном фестивале в Авиньоне. А следом, по инициативе знаменитого кутюрье Пьера Кардена, называющего себя фанатом оперы Рыбникова, она была триумфально представлена в небольшой деревушке в Провансе, рядом с родовым замком маркиза де Сада, в расположенной вблизи каменоломне, переделанной в ультрасовременный театр. Летом 2012 года «Юнона и Авось» стала одним из главных событий празднования 200-летия Русской Америки в  Сан-Франциско и в Форт-Россе.
Именно в этой полной авторской версии, соединившей традиции русской духовной музыки, фольклор, жанры массовой «городской» музыки, «Юнону и Авось» ежегодно показывают в Петербурге на сцене Дворца культуры имени А. М. Горького (режиссер –  Александр Рыхлов, дирижер – Сергей Госачинский, хореограф – Жанна Шмакова, сценографы – Александр Рыхлов, Михаил Руднев, Андрей Руднев, режиссура вокала – Жанна Рождественская, музыкальный продюсер – Дмитрий Рыбников).
В отличие от спектакля Ленкома, здесь безраздельно господствует музыка (хотя в то же время драматическое действие на сцене временами уступает по накалу той страстности, которую вносили в спектакль прославленные актеры, участвовавшие в премьере). Но главное, в полный голос звучит претворенная композитором замечательная поэзия Андрея Вознесенского.
Финальная «Аллилуйя» поднимает в едином порыве зал, растроганный и благодарный.

© 2015 Научно-аналитический журнал "Личность и Культура».    При цитировании ссылка на журнал "Личность и Культура" обязательна.