ЛиК №1. - 2017.

"И всплыл Петрополь..."

Из истории наводнений в Санкт-Петербурге.  


 

Санкт-Петербург – один из красивейших городов мира. Основанный в 1703 г. царем-реформатором Петром I, он стал символом новой России, ее славой и гордостью. Архитектурные ансамбли города создавались лучшими зодчими. Но немалую роль в создании неповторимого облика Санкт-Петербурга сыграли и природные факторы – призрачные белые ночи и река Нева, на берегах которой раскинулась «северная столица».
Нева соединяет Ладожское озеро с Невской губой Финского залива Балтийского моря. Длина реки составляет 74 км, площадь собственного бассейна – 5 тыс. км². Нева – это единственная река, вытекающая из Ладожского озера.
Существует две основных версии этимологии названия реки – финская и шведская. Фин. Nevajoki «река Нева» может происходить от фин. neva «открытое безлесное болото». Швед. Ny(en) «Нева» может происходить от швед. ny «новый».
В древнерусской традиции название Нева к реке впервые применяется в «Повести о житии Александра Невского» (XIII в.). До этого название Нево применялось к Ладожскому озеру.
Современный рельеф Невы образовался в результате деятельности ледникового покрова. В палеозое, 300-400 млн. лет назад, вся территория современной дельты реки Невы была покрыта морем, о чем свидетельствуют осадочные отложения того времени – песчаники, пески, глины, известняки.
Когда около 12 тыс. лет назад закончилось последнее, Валдайское оледенение и ледник отступил, образовалось Литориновое море, уровень которого был на 7-9 м выше современного уровня Балтийского моря.
По Приневской низменности с востока на запад примерно по современному руслу реки Невы протекала река Тосна, впадавшая в залив Литоринового моря. На севере Карельского перешейка Литориновое море соединялось широким проливом с Ладожским озером. Река Мга в то время текла на восток и впадала в Ладожское озеро в районе современного истока Невы; ее бассейн был отделен водоразделом от бассейна Тосны.
В районе Ладожского озера суша поднималась быстрее, и озеро со временем превратилось в замкнутый водоем. Уровень воды в нем стал подниматься, и когда он превысил уровень водораздела, озерные воды, затопив долину реки Мги, прорвались в долину реки Тосны. В месте прорыва образовались нынешние Ивановские пороги на реке Неве. Таким образом, 4 тыс. лет назад возник пролив между Ладожским озером и Финским заливом, ставший долиной реки Невы, а реки Тосна и Мга стали ее притоками.
Нева – широкая и глубокая река. Средняя ширина ее – 400-600 м. Самые широкие места (1000-1250 м) – в дельте у Невских ворот Морского торгового порта в так называемой воронке рукава Большая Нева, у окончания Ивановских порогов при впадении реки Тосны и у острова Фабричный вблизи истока. Средняя глубина Невы 8-11 м, наибольшая глубина (24 м) – выше Литейного моста в Смольнинской излучине у правого берега, напротив Арсенальной улицы, наименьшая (4,0-4,5 м) – в Ивановских порогах[12].
Через Неву в Финский залив поступает вода с площади бассейна Ладожского озера. При своей относительно небольшой длине Нева занимает 6-7 место среди рек Европы по среднегодовому стоку.
Из-за равномерного стока воды из Ладожского озера у Невы в течение всего года не бывает весеннего подъема воды и паводков. Замерзает Нева на всем протяжении. Средние сроки замерзания Невы – первая декада декабря, а вскрытия – первая декада апреля. Толщина льда 0,3-0,4 м в черте Санкт-Петербурга, и 0,5-0,6 м за его пределами.
Долина реки Невы была отвоевана у Швеции в результате Северной войны 1700-1721 гг. и вошла в состав Российской империи по Ништадтскому мирному договору 1721 г. 16 (27) мая 1703 г. в устье Невы, на Заячьем острове, была заложена Петропавловская крепость – первое здание Санкт-Петербурга. Новая крепость огнем орудий должна была перекрывать фарватеры двух крупнейших рукавов дельты реки – Невы и Большой Невки. Новому городу Петр I придавал важное стратегическое значение для обеспечения водного пути из России в Западную Европу.
Всем памятны строки А.С. Пушкина в начале поэмы «Медный всадник», описывающие судьбоносный замысел Петра:

На берегу пустынных волн
Стоял он, дум великих полн,
И вдаль глядел. Пред ним широко
Река неслася; бедный челн
По ней стремился одиноко.
По мшистым, топким берегам
Чернели избы здесь и там,
Приют убогого чухонца;
И лес, неведомый лучам
В тумане спрятанного солнца,
Кругом шумел.
И думал он:
Отсель грозить мы будем шведу,
Здесь будет город заложен
На зло надменному соседу.
Природой здесь нам суждено
В Европу прорубить окно,
Ногою твердой стать при море.
Сюда по новым им волнам
Все флаги в гости будут к нам,
И запируем на просторе…

И действительно, уже в ноябре 1703 г. в Петербурге пришвартовался первый голландский торговый корабль. Шкиперу корабля было вручено 500 золотых, также было обещано, что второй пришедший корабль получит 300 золотых, а третий – 150.
Однако насколько место, выбранное для города, было выгодным стратегически, настолько же оно было неудобным и нездоровым климатически.
Климат Петербурга умеренный, переходный от умеренно-континентального к умеренно-морскому. Это обуславливается небольшим количеством поступающего на земную поверхность и в атмосферу солнечного тепла. В Петербурге также всегда высокая влажность. В холодные сезоны это создает ощущение промозглости, и низкие температуры здесь субъективно переносятся тяжелее, чем в регионах с менее высокой влажностью.
Но главная особенность петербургского климата – его непредсказуемость и изменчивость.
Наибольшее влияние на климат региона оказывают воздушные массы, поступающие с Атлантики. В среднем за год ветры западных, северо-западных и юго-западных направлений составляют почти 46 % (осенью – около 50 %) всех ветров, ветры северных и восточных направлений – 28 %, а южных и юго-восточных – 26 %. Следствием смены и взаимодействия воздушных масс разных направлений и является неустойчивость погоды в течение года. Еще одно опасное следствие балтийских циклонов с преобладанием западных ветров – это наводнения.
Возникающие на Балтике циклоны вызывают подъем «медленной» нагонной волны и движение ее в направлении устья Невы, где она встречается с двигающимся во встречном направлении естественным течением реки. Подъем воды усиливается из-за мелководья и пологости дна в Невской губе, а также сужающегося к дельте Финского залива.
Кроме того, зимой возможно повышение уровня воды в Неве до метра из-за забивания шугой русла реки при наступлении сильных морозов, весной схожие явления иногда наблюдаются при заполнении русла проходящим льдом при ледоходе.
До основания Петербурга сведения о серьезном наводнении сохранились в шведских хрониках. В 1691 г. водой была скрыта вся местность центральной части будущего города на двадцать пять футов высоты (7,62 метра).
Наводнение произошло и спустя 3 месяца после основания Петербурга, в ночь с 19 на 20 августа 1703 г. Тогда вода поднялась более чем на 2 метра. А в 1708 г. жители города стали свидетелями грозного стихийного бедствия, о котором в своем письме к Александру Меншикову Петр I сообщал: «Третьего дни ветром вест-зюйд-вест такую воду нагнало, какой, сказывают, не бывало. У меня в хоромах было сверху пола 21 дюйм, а по городу и на другой стороне по улице свободно ездили на лодках. Однако же недолго держалась, менее трех часов. И зело было утешно смотреть, что люди по кровлям и по деревьям, будто во время потопа, сидели… Вода хотя и зело велика была, беды большой не сделала».
В конце правления Петра I произошло еще два значительных наводнения – в 1721 г. (вода поднялась на 265 см выше ординара) и в 1723 г. (272 см). Свыше 3 м (321 см) вода поднялась в 1777 г.
Несмотря на это, новая столица отстраивалась по образцам европейских городов, которые Петр повидал во время своего Великого посольства. В течение XVIII в. в Петербурге создавали свои всемирно известные архитектурные произведения такие зодчие, как Д. Трезини (Александро-Невская лавра, Летний дворец Петра, Петропавловский собор, здание Двенадцати коллегий), Г.И. Маттарнови (Кунсткамера) И.М. Угрюмов (Летний сад), Ф.Б. Растрелли (Зимний дворец), Ю.М. Фельтен (решетка Летнего сада), И.Е. Старов (Троицкий собор Александро-Невской лавры), Дж. Кваренги (здание Академии наук), В.И. Баженов (Михайловский замок).
Пушкин так описывает расцвет Санкт-Петербурга:

Прошло сто лет, и юный град,
Полнощных стран краса и диво,
Из тьмы лесов, из топи блат
Вознесся пышно, горделиво;
Где прежде финский рыболов,
Печальный пасынок природы,
Один у низких берегов
Бросал в неведомые воды
Свой ветхой невод, ныне там
По оживленным берегам
Громады стройные теснятся
Дворцов и башен; корабли
Толпой со всех концов земли
К богатым пристаням стремятся;
В гранит оделася Нева;
Мосты повисли над водами;
Темно-зелеными садами
Ее покрылись острова,
И перед младшею столицей
Померкла старая Москва,
Как перед новою царицей
Порфироносная вдова.
(А.С. Пушкин. «Медный всадник»)

И вот спустя почти сто лет после смерти основателя города произошел наивысший подъем воды за всю историю Санкт-Петербурга. В 1824 г. вода поднялась на 421 см выше ординара.
Дадим слово свидетелю тех страшных событий – А.С. Грибоедову. В ноябре 1824 г. он, временно оставив службу на Кавказе, жил в Петербурге.

 

«И вот уже из-под полу выступают ручьи, в одно мгновение все мои комнаты потоплены; вынесли, что могли, в приспешную, которая на полтора аршина выше остальных покоев; еще полчаса — и тут воды со всех сторон нахлынули, люди с частию вещей перебрались на чердак, сам я нашел убежище во 2-м ярусе…
В окна вид ужасный: где за час пролегала оживленная, проезжая улица, катились ярые волны с ревом и с пеною, вихри не умолкали. К театральной площади, от конца Торговой и со взморья, горизонт приметно понижается; оттуда бугры и холмы один на другом ложились в виде неудержимого водоската…
Вид стеснен был противустоящими домами; я через смежную квартиру П. побежал и взобрался под самую кровлю, раскрыл все слуховые окна. Ветер сильнейший и в панораме пространное зрелище бедствий. С правой стороны (стоя за дом к Торговой) поперечный рукав на место улицы между Офицерской и Торговой; далее часть площади в виде широкого залива, прямо и слева Офицерская и Английский проспект и множество перекрестков, где водоворот сносил громады мостовых развалин; они плотно спирались, их с троттуаров вскоре отбивало; в самой отдаленности хаос, океан, смутное смешение хлябей, которые отвсюду обтекали видимую часть города, а в соседних дворах примечал я, как вода приступала к дровяным запасам, разбирала по частям, по кускам и их, и бочки, ушаты, повозки и уносила в общую лучину, где ветры не давали им запружать каналы; все изломанное в щепки неслось, влеклось неудержимым, неотразимым стремлением…
Между тем (и это узнали мы после), сама Нева против дворца и адмиралтейства горами скопившихся вод сдвинула и расчленила огромные мосты - Исакиевский, Троицкий и иные. Вихри буйно ими играли по широкому разливу, суда гибли и с ними люди, иные истощавшие последние силы поверх зыбей, другие на деревах бульвара висели над клокочущей бездною. В эту роковую минуту государь явился на балконе. Из окружавших его один сбросил с себя мундир, сбежал вниз, по горло вошел в воду, потом на катере поплыл спасать несчастных. Это был генерал-адъютант Бенкендорф. Он многих избавил от потопления, но вскоре исчез из виду, и во весь этот день о нем не было вести. Граф Милорадович в начале наводнения пронесся к Екатерингофу, но его поутру не было, и колеса его кареты, как пароходные крылья, рыли бездну, и он едва мог добраться до дворца, откудова, взявши катер, спас нескольких…
Невский проспект превращен был в бурный пролив; все запасы в подвалах погибли; из нижних магазинов выписные изделья быстро поплыли к Аничкову мосту; набережные различных каналов исчезали и все каналы соединились в одно. Столетние деревья в Летнем саду лежали грядами, исторгнутые, вверх корнями…»


 


Итак, источники XIX в. рассказывают нам, что 7 (19) ноября 1824 г. в городе лил дождь, также начал дуть крайне сырой и холодный ветер. К вечеру непогода усилилась. Начался резкий подъем воды в каналах, и вскоре под водой оказался практически весь город того времени. Незатопленными остались лишь Литейная, Рождественская и Каретная части Петербурга. Ущерб от наводнения был огромным, составив 15-20 млн. рублей. По оценкам, во время наводнения были разрушены 462 дома, повреждены 3681, погибли 3600 голов скота, утонули от 200 до 600 человек, многие пропали без вести, так как трупы были унесены водой в Финский залив.
В 1833 г., создавая свою последнюю поэму «Медный всадник», А.С. Пушкин снова обратится к событиям ноября 1824 г. Сам он не был свидетелем наводнения, так как с июля 1824 г. находился в ссылке в имении Михайловское. Тем не менее, как сам поэт отмечает в предисловии к поэме, «подробности наводнения заимствованы из тогдашних журналов».


Ужасный день!
Нева всю ночь
Рвалася к морю против бури,
Не одолев их буйной дури...
И спорить стало ей невмочь...
Поутру над ее брегами
Теснился кучами народ,
Любуясь брызгами, горами
И пеной разъяренных вод.
Но силой ветров от залива
Перегражденная Нева
Обратно шла, гневна, бурлива,
И затопляла острова,
Погода пуще свирепела,
Нева вздувалась и ревела,
Котлом клокоча и клубясь,
И вдруг, как зверь остервенясь,
На город кинулась. Пред нею
Все побежало, все вокруг
Вдруг опустело – воды вдруг
Втекли в подземные подвалы,
К решеткам хлынули каналы,
И всплыл Петрополь как тритон,
По пояс в воду погружен.

Осада! приступ! злые волны,
Как воры, лезут в окна. Челны
С разбега стекла бьют кормой.
Лотки под мокрой пеленой,
Обломки хижин, бревны, кровли,
Товар запасливой торговли,
Пожитки бледной нищеты,
Грозой снесенные мосты,
Гроба с размытого кладбища
Плывут по улицам!
          Народ
Зрит божий гнев и казни ждет.
Увы! все гибнет: кров и пища!..

Спустя еще сто лет Нева снова вышла из берегов во время разрушительного наводнения 1924 г. Вода поднялась на 380 см выше ординара, и это второе по силе наводнение в истории Санкт-Петербурга. Другими сильнейшими наводнениями XX в. стали наводнения 1955 г. (293 см) и 1975 г. (281 см). Всего за три века с 1703 г. зафиксировано более 300 наводнений с подъемом воды более 160 см.
Наводнения приносят огромный экономический урон и угрожают жизни людей. Поэтому с развитием технического прогресса начал создаваться комплекс защитных сооружений (КЗС) города от наводнений.
Идея дамбы возникла уже после наводнения 1824 г. Однако проект, разработанный инженером П.П. Базеном, был в то время неосуществимым.
Строительство ныне действующего КЗС велось с 1979 по 2011 г. В результате комплекс дамб и смежных гидротехнических сооружений (водопропускных и судопропускных сооружений) протянулся поперек Финского залива от Бронки до Сестрорецка (поселок Горская) через остров Котлин, на котором находится город Кронштадт (соединив, таким образом, Кронштадт с Петербургом наземной автодорогой).
КЗС предназначен для защиты акватории Невской губы и дельты Невы от сгонно-нагонных явлений, при которых фиксировался подъем воды до 4,2 метра выше ординара. Полная протяженность защитных сооружений 25,4 км. Комплекс рассчитан на защиту от наводнений высотой до 4,55 м.
Комплекс включает в себя 11 защитных дамб, 6 водопропускных сооружений, два судопропускных сооружения и шестиполосную автомагистраль, проходящую по гребню защитных дамб, с мостами, туннелем и транспортными развязками.
Получив информацию от Системы предупреждения угрозы наводнений о подъеме уровня воды, дирекция КЗС заблаговременно (за 3 часа) предупреждает администрацию Большого порта об угрозе затопления и прекращении навигации. Начинается подготовка к маневрированию затворов всех защитных сооружений.
Первое использование комплекса для защиты Санкт-Петербурга от сгонно-нагонных явлений в Невской губе произошло 28 ноября 2011 г. Теперь, когда наш город защищен от такого опасного явления, как наводнения, пророческими кажутся пушкинские строки из «Медного всадника»:

Красуйся, град Петров, и стой
Неколебимо как Россия,
Да умирится же с тобой
И побежденная стихия;
Вражду и плен старинный свой
Пусть волны финские забудут
И тщетной злобою не будут
Тревожить вечный сон Петра!

В статье использованы материалы с сайта https://ru.wikipedia.org

© 2015 Научно-аналитический журнал "Личность и Культура».    При цитировании ссылка на журнал "Личность и Культура" обязательна.